?

Log in

No account? Create an account
Един всегда

dmitrijan


Едины во всём - Едины всегда.

Конкретная эзотерика без выпадения в астрал и медитаций


Previous Entry Share Next Entry
NV_30012012_Невозможное возможно_ч5_гл7_ч2
Един всегда
dmitrijan
NV_30012012_Невозможное возможно_ч5_гл7_ч2
Невозможное возможно часть 5
Публикация книги «Невозможное возможно» на RussoLit
Публикация книг «Невозможное возможно» и других на: RussoLit и BooksMarket
Разные публикации и «Невозможное возможно» в разных электронных форматах
Книга «Невозможное возможно»:
"Часть 1", "Часть 2", "Часть 3 (Глава 4)", "Часть 3 (Глава 5)", "Часть 4", "Часть 5 (Глава 7 ч1)", "Часть 5 (Глава 7 ч2)", "Часть 5 (Глава 8)", "Часть 6", "Часть 7", "Часть 8", "Часть 9", "Часть 10", "Часть 11", "Часть 12"

Дмитрий АН
Невозможное возможно
Часть 5
Глава 7. Младость часть 1
Глава 7. Младость часть 2
Глава 8. Люди, такие люди
2012г

Глава 7. Младость часть 2

Да, мы слышали, что где-то там есть все вселенская библиотека, где много чего написано! Но это надо идти, читать, а после... О, ужас! Ещё придётся делать! И все будут смотреть, и говорить какая же ты бестолочь и давать советы! Да, знать можно многое, но вот уметь применить их, тут нужен опыт, а опыт в книгах не валяется, его нужно ручками, ножками и прочими частями тела добывать! Добывать на реальном материале, а не мечтая! Набивать ссадины и получать мозоли, даже отбивая конечности!

Что толку от попадания на вожделённый склад с конфетами? Обжорство и полное отвращение к ним и даже диатез! Зато как они вожделеются, когда их нет! Так и кажется, что вот получим конфетку, другую, и будет счастие! Вот свалится на мир Прана и бесплатно, и будет... А что будет? Что будет, что будет... Кто много ест - тот много и какает! Да в какашках потонут люди! Или те, кто читал заветы как Моисей водил по пустыне народ, кормя его, возможно думают, что тот блуждал с высшими целями? Что-то где-то так, вот только такая толпа народу оставляла за собой тонны какашек, что впоследствии ведь дали плодородные земли и естественно их надо было переводить с места на место, чтобы в них не потонули сами выделавшие! А чтобы удобрение было правильным ведь требуется обеспечить производителя какашек хорошим комбикормом, в смысле питанием! И им выдали питающий их агрегат! А вы думали удобрять и делать пустыни плодородными просто? Одни верят, что их счастие в кормлении и бесплатном, а другие бессовестно пользуются вами в собственных целях, видя в вас всего лишь аппарат по выработке удобрения. И все довольны. А что, вы сами в других не видите собственную выгоду чаще всего?

И выглядят эти попытки людей пробежать в такие «очаги» культуры, как поход в магазин, образовательное учреждение и даже в библиотеку, а то и музей, что весьма и весьма забавно. Перебежками, стараясь успеть, люди, вырвавшись за собственный забор, бегут и стараются что-то урвать! Зачем? А чтобы в собственной песочнице стать царём песка! Схватить кусочек оттуда и поражать его блеском соплеменников, получая восхищение и внимание от этого действа, приобщаясь, а сами при этом они остаются лишь упаковкой и транспортным средством при этом урванном кусочке, что впечатляет окружающих. Фактически добровольно люди становятся служителями, носителями и даже лишь вешалкой для этого! Мелко, как же мелко.

Он ещё в младости тела выяснил, что не стоит людей сразу узнавать при встречах, ибо он-то не всегда и помнил, где и когда их встречал! В этой реальности, той ли. Тем миром или этим. А они пугались, ибо частенько оказывалось, что это было в том или ином их сне, когда они, выйдя из тела, которое дрыхло и спало в хлам уставшее, опасливо прогуливались за пределами своей обывательской песочницы, опасаясь, что кто-то прознает по их тайные похождения вне тела. Частенько, уложив тело спать, он перебирался в библиотеку иномирья и почитывал книги, что накопились за эти эоны. Библиотека была непроста. Там было много интересного из написанного и ненаписанного, и того, что авторы лишь хотели положить на бумагу, но впоследствии отказались от этого по разным причинам. А все мысли их, пожелания и чаяния ложились в этой библиотеке, даже если автор потом более никогда в своей жизни это не реализует в материальном мире. И это тоже надо было учитывать, ибо не всегда понятно, что приветствуется в обществе, а что нет. Ведь есть ещё масса неписанных, но всем известных правил!

Бывали моменты, когда ему, как ещё не умеющему читать, читали книжки и не всегда в этой реальности. После же, если и просил ещё раз почитать, то на него могли смотреть удивлённо, ибо таких книг тут не существовало, а они были там! Приходилось внимательно, а чаще намёками выяснять место бытия, где находился на данный момент относительно тех ли иных людей. Хорошо если имена совпадали у одних и тех же людей разных миров, а если нет? Самое простое, когда они сами узнавали тебя и лучше всего называли по имени, которое тут у них принято, и вот тогда точно можно было сказать, почти точно, где они и откуда тут он сам. Ох уж эта линейная жизнь, когда за вчера должно следовать завтра!

Ведь так просто помочь себе сегодня собой из вчера, передав себе из завтра всё необходимое! Если закопать в прошлом, чтобы откопать «сейчас», в тогдашнем будущем! И то, что сейчас считается ерундой, то закопанное тогда, пройдя века своим ходом, в нашем «сейчас» оно становится раритетом, причём уже признанным и ценным и даже редким! Потому если откапать, сдуть пыль веков и обнародовать, то получится дико ценная и раритетная, и что важнее уже признанная раритетной вещью. Это обретает смысл и даёт ну, например известность и достаток. Типа денег в рост, но круче. Можно проращивать знания, умения, опыт, которые пока усвоятся за века, если отсиживать раз за разом, то к настоящему моменту уже попадут в наше текущее ("я") став нашим уже в момент закладки в прошлом. По сути, выглядит элементарно - протягиваем руку с семечком и вместо семечка получаем фрукт, а стадии роста, цветения и прочего, что требует и растягивается во времени, проходят в момент «протягивания» руки. Но нас в настоящем не затрагивают, хотя происходят эти изменения под нашим контролем и при нашем участием, но в нашем же тогда. Вот такой пердимонокль.

Однако ничего сложного в этом нет, ведь люди привыкли выполнять операции последовательно, но в разномерных мирах это совсем необязательно. Миры движутся с разной скоростью, а некоторые и вовсе в обратную сторону, как поезда или корабли. И достаточно положить семечку на «поезд» с известным нам расписанием и нам вовсе не обязательно ехать с ней же. Нам достаточно обеспечить условия для роста и после встретить этот поезд в другое время и даже в другом месте, где семечка уже вырастет и даст плоды, а нам останется лишь сорвать. Но при этом эту семечку кто-то да должен посадить! Так можно проходить обучение, пополняться опытом, передавать знания, да всё что угодно в пределах миров, даже оставлять себе напоминания или обучать себя.

Казалось бы, сложнейшая задача общения в многомерии таковой не является вовсе. Ведь достаточно расставить маячки и мы завсегда можем вернуться в пройденную точку, даже подкорректировав её с высоты уже новых знаний, опыта и умений. Которые, вложенные и посеянные там, в свою очередь, дадут волнообразный эффект по цепочке, что докатится до нас волной по линии времён, правда не сразу, а с некоторой задержкой, обусловленной вязкостью среды распространения. Ведь в одних мирах мысли реализуются практически сразу, а в других это тянется и тянется, ибо высокая вязкость. Однако оставленный маяк в прошлом, будет всё так же светить, и нами виден издалече. Как искра, зеркальце или свеча. Естественно свет этих субъектов имеет разные параметры и соответственно надо и это учитывать. Ведь зеркальце блестит от падающего света, это как наша память, на которую мы бросаем лучик внимания и она показывает нам события прошлого. Или искра, которую зажжёт кто-то, или свеча, которая имеет свой срок горения. При этом бросив лучик внимания в свою память, мы порой обнаруживаем разные детали происшедшего, а то и разную яркость воспоминаний!

Люди производят дела, поступки, мысли и даже записи, в которые они вкладывают мысли и даже чаяния, если вкладывают от себя, а не просто копируют. Но если мысль витает, то вложенная в материю мысль уже движется в линии времён Хроноса этой материи, но имеет витающий аналог, который имеет свет, который виден издалека даже сквозь слои миров. По принципу - что написано пером и не вырубить топором, ведь топор лишь материя и погубит носитель, но не витающую и уже поплывшую по течению мысль. Бумага лишь форма для воплощения, и воплотив продукт, как испекаем булку, форма для выпечки далее уже ей непотребна. Тем самым в делах, поступках и даже детях, учениках и последователях фиксируется наше бытиё. А продвинувшись сквозь время, мы можем сравнить тогдашний маячок, с нынешним и по их различиям, как по нескольким точкам можем построить линии, что нам укажут разницу, направление и даже путь вне привычной линии. Это как на слух мы можем определять источник звука и ориентироваться в пространстве, идя не по накатанной дороге, а напрямки. И ориентация во времени не сложнее, сложность лишь в маяках, которые надо определить, расставить, обеспечить и не перепутать. Ведь на поверхности бескрайней воды вроде нет ориентиров, а если их расставить? И заранее зная их параметры, а так же сравнивая с другими плывущими, можно неплохо ориентироваться не только в пространстве, но и времени.

Тонкость есть и в частоте света оставленных маяков, ведь чем выше частота, тем меньше участок между ними можно измерить. Соответственно для малых частот своих намерений мы оставляем мечту детства, которую видим уже в старости и, сравнив, понимаем разницу, но уже поздно бывает, ибо жизнь окончена. Однако никто не мешает ставить более высокочастотные маячки. Что задаются нами же, помыслами и духовным светом. Однако наш задел света может передаваться по времени и по родственным линиям духа и материи. Линию родства света материи зовут в обиходе ДНК и это серый свет духов. А свет душевного и духовного родства называют светлым, который может не восприниматься взором и оттого быть незримым, даже величаться тёмным. Но это не потому как чёрный, а потому как нами невидим.

Соответственно можно оставлять и даже передавать себе в прошлое по этим линиям родства, важно чтобы они не прерывались, а тогда передачу могут осуществлять побочные носители, как например ученики и последователи. И погружая постепенно в линейное прошлое необходимое, мы можем оставлять себя знания оттуда, а так же давать нам их, возвращая из прошлого, линейного прошлого. По сути, не сложнее шкафчика, в котором мы храним книжки. Однако специфика времён имеет свои тонкости, и оставленное в прошлом может стать нечитабельно в настоящем, а потому используются и иные способы информирования как картинки и смысловые пакеты, которые, следуя ходом линейного течения времени, пополняются информацией той местности, которую они проплывают при движении к нам. И это не обязательно будет та линия того же времени по которой вы сами прожили до этого, и даже предки и даже потомки. А потому мы получаем, пуская такие «кораблики», более развёрнутую карту миров и даже течений, которую они соберут, как «запахи» и не только их обирает губка, что пролегают и протекают между местом запуска и место получения, между тем прошлым и этим настоящим.

Таким образом, есть некий мотив ставить вешки на дороге собственной жизни. Дабы её линейность не стала неожиданностью и не позволила бродить кругами по одному и тому же месту, постепенно растрачивая жизненные силы и лишая себя жизненных соков в этом безсмысленном кружении. А помогало выруливать на новые просторы, более сочные и необычные горизонты и, продолжать двигаться в ещё неизведанном направлении. И в принципе всё элементарно и позволяет, пользуясь витками времени, многократно пройти пути набора опыта, аккумулируя опыт прежних жизней, не тратя на его обретение линейное время текущей жизни, проходя лично все линейности между прошлым и настоящим и даже будущим, обретая в каждой опыт и знания именно той линейности.

Это как собирать потоки, что пущены оттуда сюда, но каждый поток пойдёт своим путём, но соберутся-то они тут, а значит, нет никакой насущной необходимости бегать лично за каждым потоком, ведь всё собранное ими прибудет с ним же в нужную точку пространства и времени и остаётся лишь поднять! Но кто-то должен их пустить и обеспечить их достаточной мощью и силой! Кто как не мы оттуда?

Ведь «феномен» внезапной гениальности и обретения навыков, которым вроде не обучались, знаком каждому из людей. Ведь не раз люди удивлялись, что внезапно вспомнили что-то, что никогда не видели вроде и не слышали! И даже научились чему-то, чему не обучались, опять же привычки, которые ещё не успели выработать, а они уже есть! Генная память тел это не объясняет никак. А вот духовное наследие по серой и светлой линии родства духов витков времени поля Хроноса – элементарно. Однако то, что его можно использовать и использовать, наращивая потенциал, почему-то люди себя даже не стараются утруждать, считая, что уже имеющегося им хватит. На одну текущую жизнь возможно, но чтобы продолжать жить и жить, это вряд ли. Это как движение шагом – можно шагнуть и сесть, уверяя, что всё уже в этой жизни осуществили и, выбрав потенциал места, где приземлились, почить. А если сделать ещё шаг и ещё? «Лениво!» (с)

Довольно сложно целиком изготовить маяк, но ведь можно воспользоваться готовыми платформочками, что уже и так плывут сквозь время и пространство мимо? Это как пустить лодку со свечкой по реке и не обязательно лодку делать самим, моно воспользоваться проплывающей. Верующие в церквах ставят свечки, и можно взять некий готовый остов, например книгу, приладить к ней своё воображение, пропустив через себя, пометить оное произведение огоньком своего понятия. Оно поплывёт через годы, меняясь по ходу и даже меняя носитель, неся отблеск высаженных на неё искорок. Их может быть множество, но образ-то, что был оставлен, сохранится с нами. А потому, через годы, открыв это же произведение, люди с удивлением обнаруживают, что в нём есть новые понятия, которые дотоле они не замечали! А как они узнали? А сравнили то, что помнили и хранили как образ все эти годы, с тем что сделали в текущем.

А это и есть разница, довесок времени, собранное между этих двух пространственных и временных меток за время пребывания, которые заметны на расстояниях пространства и времени от того маяка. Что оставили тогда и нынешнего, что произвели теперь, пропустив ещё раз произведение через себя. Животные так метят территорию, по изменению запаха определяя пространственные изменения среды. И вот эта нить и есть пространственный портал из текущего в прошлое и обратно, посредством которого можно проводить обмен со своим же прошлым, меняя его, меняясь через изменения в нём уже в текущем. Но ведь в обоих точках, чтобы их зафиксировать и оставить «якорь», кто-то да должен побывать?

Зачем слова? Почему просто не сфотографировать? А одно дело зафиксировать события в образах, описав их словами, ведь это наш продукт наших понятий, пропущенный целиком через нас, полностью отражающий на тот момент состояние нашего пространства в тот период времени, если конечно мы честны и максимально заложились в его изготовление. И он целиком соответствует месту и времени понятийного изготовления. А совсем другое, если сфотографировать. Фотография хранит срез визуальной информации, и понятия эти меняются довольно слабо, как гербарий отличается от живого листа. А вот описание, как пережитого в тот момент, может обрастать через годы подробностями, как если бы участок, который тогда мы засеяли, покрылся не только ростками из наших семян, но и прирос ещё разными культурами помимо посева, а то и разросся, давая плоды. Ведь гербарий расти не будет, а может даже сгнить, а семя может даже давать приплоды, если обеспечить условия.

Опять же из семечка лимона можно получить лишь плоды лимона. Даже если очень-очень хотеть апельсин. И даже положив лимон в ящик с апельсинами, он там не будет «своим». Но постепенно, пока росток лимона растёт из прошлого, можно прививать ему новые крупицы, и с годами лимон станет иным, а плод может вовсе не отличаться от апельсина. Если в текущем захотеть из лимона в обществе стать апельсином, то это получится с огромным трудом и большой затратой сил. А вот если задать прошлому, когда ещё бросили семечко, постепенно меняя и прививая, то по мере прохождения времён, наше текущее изменится постепенно. И вместо в текущем лимона получаем апельсин, но при этом можем иметь внутренности лимона, и внешне такой апельсин ничуть не отличается от остальных апельсинов. Хотя на вкус может быть иным, если конечно захочет сохранить индивидуальность, но при этом стать среди апельсинов своим. И такой лимон уже в ящике с апельсинами будет своим абсолютно естеством образом и с невероятно малыми затратами на перемещение. И что важно, он не будет отторгнут обществом апельсинов, если конечно не будет кичиться повсеместно своим нутром лимона.

Вот скрыться от собственных деяний не получится разве что. Ведь они, как и всё остальное будут возвращаться к нам как к хозяевам, что породили и выпустили их в мир и приносить то, что мы пытались выбросить и забыть, вырастив и даже приумножив это, причём в значительных объёмах. При этом, даже давая уже собственные плоды и расширяясь, становясь вполне способными погрести хозяина под собой, а то и усвоить, растворив в себе в прямом смысле этого слова.

Зная некоторые запросы собственного сгустка и его требование к чистоте физики организма, выходило, что любое местное тело не подходило, а требовалось обеспечить необходимую предварительную генетическую цепочку для него, способную обеспечить необходимые параметры физики тела. Пока было оно молодое – его можно было менять, ведь только люди в местной песочнице считают, что мир линеен, выходя же на просторы сна, они нисколечко не дивятся, что мир многомерен. Выбирая моменты истории с момента своего прошлого в этом мире, что, так или иначе описано людьми этого мира, присматривались некоторые исторические события, персонажи, которые можно сделать ключевыми для себя. И определяя их, направлял в них небольшие готовые сгустки, которые, так или иначе встраиваясь, подправляли нужные линейные ветки мира в нужную сторону, укрепляя путём различных встреч и событий необходимые участки, часто даже трагических для тамошнего тела жителя уже в его лице. Что постепенно сводило ветви прошлого линейных миров к его текущему организму, меняя постепенно структуру уже его тела ДНК, унаследованной им, как и любым из людей, по физической линии тел в этом физическом мире. Дело было неспешное, но и времени было на это пока достаточно, хотя и затягивать не получится. Основами никогда нельзя пренебрегать, а база, что заложена в основание, должна быть крепка и устойчива, по максимуму безупречна, чтобы на все последующие случаи обеспечить должный потенциал.

А мир в страстях всё так же бился волнами о его кокон, и он отрешённо наблюдал порой эти волны космических энергий чувственных страстей, бьющие о «волнорезы» и «пирс», бодро и задумчиво выкатывающиеся на пологий «песчаный берег» и убегающие шипя обратно, оставляющие за собой принесённые обломки кусочков миров. Слушая их рокот и раскатистые урчания, обозревая шипящую пену и ощущая брызги и бриз, что сопровождали всё это, краем взора отмечал «рассветы» и «закаты» пересечений светил и клубок путаницы линий сил миров, что сменяли друг друга неспешно над безкрайней поверхностью сред, красиво играя искристыми дорожками в отблесках гладей вод миров. И придавался неспешным размышлениям о судьбах этого мира, прошлом и будущем, что был одним из многих, что ему доводилось побывать, перебирая многое, что было и ещё будет об их рождениях, расцветах и закатах, но лишь тут был дома. У себя Дома.

[Невозможное возможно, часть 5, гл7_ч2, 30/01/2012, DmitrijAN, иллюстрация обложки DareToBelieve]
[NV_30012012_Невозможное возможно_ч5_гл7_ч2, Dmitrij]
Книга «Невозможное возможно» читать далее: "Часть 5 (Глава 8)"


  • 1
Тебе еще спать не пора под крылышко бабули?

Кури бамбук, салага.




  • 1