?

Log in

No account? Create an account
Един всегда

dmitrijan


Едины во всём - Едины всегда.

Конкретная эзотерика без выпадения в астрал и медитаций


Previous Entry Share Next Entry
Dream_20140808_Такой мягкий этот твёрдый мир
Един всегда
dmitrijan
Dream_20140808_Такой мягкий этот твёрдый мир
Типа Сон. 08/08/2014
Такой мягкий этот твёрдый мир
08/08/2014
Дмитрий АН


Продолжительность 5.5 часов, полное присутствие, включая стандартные ощущения, после прерывания по естественным причинам, продолжался без смены сюжета по нарастающей.

Присказка:
Серый, но довольно светлый обывательский мир, ничем особо не примечательный, посещаемость частая. Солнца как такового не видно, но свет имеется, хоть и рассеянный. По мере участия в тамошней жизни местного бота: тот ходил в садик, окончил школу, институт, послужил в тамошней армии, сменил район проживания, переехав из пятиэтажки в другой район, сменил несколько работ, участие в тамошней жизни было в разной степени ненавязчивым, а скорее участливо информативным. Что-то типа высшего голоса в его голове.

Обычная рутина с периодическим выездом на местность того мира, присутствуя наблюдателем в голове бота, периодически подкидывая ему идеи, которые тот воплощал. Впрочем часть идей того мира, которые не казались там чем-то выдающимся, в нашем мире смотрятся чем-то уникальным и из ряда вон выходящим. Даже скорее невозможным, хотя вполне работающие и годные к применению, разве что требуется чуток адаптировать. Есть свои магазины, места отдыха, автомобили, культурные центры, хотя обстановка как-то безмятежности и вальяжности местами чем-то напоминает времена застойного и не такого торопливого СССР. Хотя отличия имеются, но без особых катаклизмов и перестроек. Аппараты скорее напоминают технику времён СССР, хотя, по сути, они довольно функциональны и используются обывателями вполне повсеместно. Возможно, сказалось отсутствие «Перестройки», но перемены всё же плавно и без разрывов происходят. Множество вещей решено просто и довольно банально, хотя другое множество вещей не реализовано, хотя если подсказать местным, то их воплощение вполне обыденно для того мира.

Сказка:
Обычный день из череды таких же обычных дней. Втроём потопали в обычный местный торговый центр. Участие максимально полное, включая ощущения. Где-то в очередном закутке изучаем товары. И тут пол начал плыть, становясь жидким в прямом смысле. Один, тот, что стоял ближе к центру этого пола, что на вид так и оставался плиткой, стал погружаться без всякого звука в этот пол, который стал весьма жидким. Он просто уходил «под воду», уходил очень медленно, если бы это небыло здание, и небыл бы плиточный пол, то можно посчитать, что погружается в обычную воду, причём чёрную и кристально чистую у поверхности. Удивления небыло, но было оцепенение и ощущение нереальности происходящего. Возможно, тут надо просыпаться в холодном поту. Но было лишь наблюдение.

Погрузившись с головой, тот исчез из нашего виду под поверхностью. И тут оцепенение спало! Мы бросились его доставать! Правда, не сходя с краёв комнаты. Руки погружались сквозь плитку в кристальную черноту среды и пытались его достать. Но вытащенные небыли им, а кем-то другими, хотя находящимися всё так же в оцепенении. Смысла их тащить небыло, да и среда, по мере вытаскивания становилась из жидкой очень вязкой. Когда же они погружались обратно, среда опять становилась жидкой, как вода. На вид она глубоко чёрная, но кристально прозрачная, потому видны те, кто «проплывает». А их прилично оказалось. Смысла тащить уже небыло, и в недоумении, не переговариваясь, стали выходить из комнаты, пытаясь не идти посередине, которая стала опять прежней и твёрдой.

Выйдя из закутка, попали обратно в атмосферу суетливого шевеления обычного торгового многоэтажного центра. Происшедшее казалось нереальным и невозможным в принципе. Вокруг суетились люди, вполне обычные, что чего-то куда-то тащили и куда-то спешили. Но мир стал ощущаться некой пробиркой, в которой стенки не так и тверды, особенно пол.

Всё вроде как обычно. Потому двинулись обычным путём на выход, хотя и стараясь двигаться ближе к краю полов помещения. Видимо происходящее отложило отпечаток.

Стандартный лифт приличных размеров, хотя при общей суете помимо нас там был лишь ещё один средних лет мужчина. Двери закрываются, мы стоим у стенок лифта. Обычный лифт, обычное движение его в шахте и тут стена, став мягкой, точно как пол, постепенно поглощает и другого. Мужчина, стоящий напротив, не подаёт никакого удивления. Тот же, оцепенев, погружается прямо в стенку лифта, как если бы это была поверхность воды, куда он уходит не очень быстро, но плавно и без всплеска. Возможно, тут требовалось проснуться в поту, да и оцепенение наблюдавшего бота полное, он не может шевельнуться. Впрочем, мы наблюдаем без всяких эмоций. Слишком уж нереальная картина. Погрузившись полностью, он исчезает в неком потоке, который, как видно прямо через ещё мягкую поверхность стены, уносит его куда-то. Оцепенение спадает, но тут уже понятно, что ловить, даже в мягкой и податливой стене нечего.

Мужчина, прилично одетый и вполне себе импозантный, внимательно смотрит. Но смотрит он не на бота, а внутрь. И начинает говорить, но не боту, а непосредственно. Он понимающе смотрит и явно видит, что бот не просто бот и начинает рассказывать.

Оказывается, мир выращивает людей и использует как часть себя после этого, как клетки, органы и как свои части. Вначале люди просто плодятся и до определённого момента выращиваются как дикая культура на обычной грядке или загоне. Однако по мере роста, если выросший не удовлетворяет неким параметрам, он гибнет, причём внешне такие люди могут быть абсолютно здоровыми, но вот внутренне, мы бы сказали духовно, они могут гнить. Возможно, это похоже на фрукты, что изъедены изнутри паразитами и червями, гнилые изнутри. И тогда они гибнут. Абсолютно естественно, хотя некоторое время до этого прилично смердят гнилью, внешне порой выглядя красиво. И порой наоборот – кривые внешне могут быть чистыми и сочными внутри.

Когда часть людей достигает определённой кондиции, тогда у мира, как единого организма, на них появляются планы, ведь в рост и оберегание от внешних проблем мир всё же вложился, ухаживая и оберегая людей от трудностей. Естественно как это видится миру. А потому вполне, что логично имеет право на свою долю выращенного урожая. А потому дотоле взращенный на грядке урожай вполне может быть употреблён в суть мира, попадая в лоно этого мира.

Достигая определённой внутренней кондиции, люди получают право на дальнейший рост, для этого им выдаются новые силы и возможности, однако убираются ограничения, которые не позволяли до этого им пораниться. Что-то типа как детей оберегает общество всем скопом. А с некого возраста перестаёт это делать. Вот этот момент усвоения, поглощения и принятия в систему единого организма зрелого на росток духа одного из людей и удалось узреть. Такие люди погружаются глубже в лоно мира, всасываясь, как проходят через стенку организма, попадая сразу внутрь, становясь его частью. Возможно это поглощение, возможно растворение, а возможно партнёрство.

Внешне они взрослеют, как мы скажем буквально на глазах. Кто-то больше, кто-то меньше, но меняются небольшим скачком. Они становятся частью мира и не помнят, как были усвоены миром и стали его частью. Дальнейшее их бытиё проходит в единстве с миром, как любого органа, ставшего частью организма. Естественно они имеют некую свободу воли, причём большую, чем до этого, но и обременены ответственностью. В сути если до этого они были неким овощем или фруктом на грядке, то став частью единого организма, потенциально обрели свободу руги, ноги и прочих частей. Внешне они всё так же вроде как сами по себе, но ментально они уже часть единого общества и организма. Естественно они могут действовать сами по себе, но тогда отрываются от единства и гибнут, как любая часть, будучи оторванной, теряя питание и поддержку, не умея это произвести самолично - гибнет. Жестоко ли это? Не более чем рука отделилась от организма, посчитав себя самостоятельной. Кто быстро, кто медленно. Поговаривают, что есть и такие, что возможно могут стать отдельным организмом, отпочковавшись или даже родившись. Но это лишь гипотетическая возможность. Но он таких не встречал, и даже не слышал об оных. Но возможность такая существует, чисто потенциально. А есть ли жизнь после рождения - не знает.

Видя, что не производит никакого видимого эффекта, сообщая это, он прибавил, возможно, чтобы придать вес словам или удивить. Прибавил, что существует несколько таких существ, они друг с другом не конфликтуют, однако периодически меняют людей, срыгивая их из своего лона или выделяя в неком материальном коконе, которые тут же пытаются попасть в лоно другого или прорасти на новом месте. Ведь без этого лона, срыгнутые миром, они тут же теряют ориентацию, пространственную и жизненную, имея лишь небольшой багаж, что был выделен с ним. Теряют цель жизни и выброшенные так из единства, постепенно, хотя довольно быстро утрачивают себя как личность, возвращаясь в состояние порождения, по-нашему детей, но уже дряхлых, усыхая и скукоживаясь до состояния гербария или даже перегноя, что даст другим возможность посеять ростки будущего на этом перегное.

Ведь множество имеющихся у них способностей и возможностей они черпали из единства этого существа мира, используя такие инструменты как свои собственные для выполнения множества насущных дел. Но при этом все эти инструменты социальности, как бы мы сказали, они не их, а взятые в аренду у мира на время функционирования в общем единстве и абсолютно естественно, что они, эти инструменты, функционируют лишь в лоно того или иного мира. И полностью утрачивают свой смысл и действие вне его. Фактически крылья птице нужны в воздухе, но бесполезны в воде, как плавники в воде нужны и бесполезны на воздухе.

Осталось некоторой загадкой, как он определил, что бот не просто бот, однако видимо он встречал таких и был не просто обывателем. И тут стена начала обволакивать бота, сжимая его, тот полностью потерял подвижность, что-то забегало в его нутре, проникая в разные уголки. Скованность полнейшая и возможно тут надо проснуться с ужасом, ведь стена начала всасывать, погружая в себя тело бота целиком, пока поверхность стены не сомкнулась перед глазами. Видна оставалась как из под поверхности воды кабина лифта, невозмутимое лицо мужчины, которое удаляется по мере погружения.

Поток, вращение, выход. Всё тот же торговый центр. Никто ничему не удивился. Вроде ничего не произошло. Бот ничего не помнит. Знакомые, что до этого погрузились, чему-то улыбаясь, помахав и сообщив, что побежали по делам, удалились.

Всё было странным, однако видимо прежней памяти небыло у бота. Походя ещё по магазину, радуясь обилию и возможностью покупок, что раньше небывало, бот хотел чего-то прикупить. Причём что-то такое бесполезное, но ради того чтобы купить! Это было новое состояние. Он пребывал в некой общности, теперь двигаясь как подавляющее большинство особей взрослого вида. Бот как-то резко стал частью взрослого общества, где его стали принимать за своего, причём без вопросов, как будто он был их частью всегда. Хотя недавно на него посматривали несколько пренебрежительно с неким укором «доживи до моих лет».

Впрочем, ему мешать было незачем, он ходил и чем-то занимался. Проходя мимо некого стола, некто сидящий за ним вдруг не просто проговорил слова, а дал ему (!) команду. Это было необычно, ибо это было некое задание на следующее время. Оказалось, что помимо общения среди таковых особей существует обмен командной информацией, что передаёт задание и даже принимает работу!

Раз на 3-й, когда была подана очередная команда среди слов общения ботов, управление им было резко взято и вместо привычного для такого диалога ответа, что де «согласны», было высказано, что «мы поступим на своё усмотрение».

Далее диалог удивил. Возмутилась соседка давшего распоряжение, со словами – «вас мир накажет», что было произнесено практически как приговор. Удивлению нашему не было предела, но и отступать было поздно. Потому началась перепалка, что «ну и пусть». Командиры были потрясены, ведь команды подавались подстрочно, используя страхи ботов, например умереть, и те тут же реагировали в нужном русле и выполняли послушно команды лечения, работы, больше накопить и прочее. Боты даже не замечали этих событий, причём ни командиры, кем могли быть любой вокруг, произносивший невзначай серию слов и даже просто слово, которое достигало ушей подчинённого, который реагировал согласно своим внутренним установкам на эту команду. Это могла быть мысль, что прозвучала внезапно в тему страхов и дум. Звук, резко прозвучавший и даже некий текст, что скороговоркой, например песни, произносил знакомую боту последовательность и даже ритм.

Но это было не просто общение, а это были команды, что поступали на выполнение, садясь на несущую волну программирования бота, который тот сам и гнал, ожидая этих команд снаружи. Фактически бот сам ожидал ввода таковых команд из внешнего мира, выделяя в него волны определённой направленности, получая обратно «ответы», что неоспоримо принимались к исполнению. Причём по мере роста привычки, принимались абсолютно и без проверки! Отсутствие команд или наличие в командах неоднозначных действий, требующих выбора и вычислений по ходу алгоритма, вызывало панику и даже агрессию!

Собственно в нашем мире происходит абсолютно так же. Ведь каждый практически, услышав знакомое слово от окружающих, тут же реагирует на него вольно или невольно согласно своим страхам, ожиданиям, переживаниям, фактически двигаясь невольно, даже не замечая команды, в нужную сторону. Поймав же на волне ожидания неоднозначную команду или команду с большим чистом операторов для исполнения, более сложную – переходит в состояние возбуждения и даже агрессии! Достаточно «услышать» опасно, и люди реагируют. Или есть множество других команд, которые вольно или нет произносятся кругом в обществе, людьми или просто возникая в мыслях. Команды бывают прямые – «делай так», или косвенные – «не делай так никогда», или относительные – «нет такого, как у других». Есть команды отрицания – «это нельзя», вызывающие желание сделать это. Команды запрета – «Никогда, никогда не делать это», что вызывает желание делать именно это.

Есть даже команды с присвоенными действиями! Внешне они короткие, но имеют способность наращиваться, оставаясь внешне короткими. Незначительная мысль или слово, а то и звук могут вызвать бурнейшую реакцию. Их назначают на определённые слова или действия, совершая которые, люди, раз за разом выполняют массу последовательных действий, даже не обращая на них внимания, ведь их совершают автоматически! Слова с таковыми действия в разговоре называют паразитами, а действия привычкой, выполняя при этом целый сонм вроде бы пустых команд, но весьма трудоёмких, хотя и автоматических в сути. Люди сами повторяют некоторые слова, которые вроде не несут сути, а банально вставляются в предложения, как присказка. И эти слова вставляют как по поводу, так и без! Действуя по привычке, отработанной годами. И жутко устают при таком напряжении, а ведь, казалось бы, ничего не делают или не помнят, что делают. Ведь если покопаться в памяти, то именно эти моменты идут дырками в их жизни!

А люди упорно нагружают себя сложными конструкциями привычек, слов паразитов, стараясь себе облегчить жизнь, фактически нагружая себя работой, выполняя всё более сложные и сложны действия, причём выполняя их на автомате и в безпамятстве, лишь действуя автоматически, казалось бы, по самому простому алгоритму. Ведь достаточно запустить очередную привычку или толкнуть слово, как карусель этой команды закрутится снова и снова, проходя все действия, что записаны на них, потребляя энергоресурсы на эту работу. Автоматизм не требует памяти, и она в этот момент не участвует. Самые банальные примеры таковых команд – курение, желание сократить что-то, сделать быстрее, вставка коротких фраз в выговариваемые предложения по поводу и без.

Но тут… Тут произошло игнорирование! Мир замер, казалось обрушиться свод. У бота перекрыло, а точнее замерло дыхание. Наверное, тут требовалось проснуться в поту и ужасе. Но ждали, ждали терпеливо. Всё замершее смотрело, мир висел, всё висело, звуки, движения остановились. Возможно, тут требовалось ужаснуться. Но все ждали.

И вот мир потёк, медленно-медленно, зашевелилось движение. Мир пришёл в движение, и опять ничего не напоминало о событиях. НИЧЕГО ВООБЩЕ!

Мир всё такой же, снуют люди, шумит и кипит жизнь. Всё шевелится, как будто ничего и не было. Одно стало понятно, что мир есть нечто большее чем просто мир, а Лоно может быть вполне конкретным нутром какого-то конкретного живого организма, во внутренностях которого мы пребываем, считая себя в комфорте, тепле и неге, по сути, получая всё это от щедрот единого организма, который может и захотеть вылечится от нас, лишив нас своей заботы и опёки.

Но пока мир жил, Лоно дышало, грело и освещало и всё мирно продолжалось, как и до этого. Да и было ли. Однако что-то да было, или небыло.

[Dream_20140808_Такой мягкий этот твёрдый мир, Dmitrij]


  • 1
  • 1