?

Log in

No account? Create an account
Един всегда

dmitrijan


Едины во всём - Едины всегда.

Конкретная эзотерика без выпадения в астрал и медитаций


Previous Entry Share Next Entry
NV_25052016_Невозможное возможно_ч6_гл11
Един всегда
dmitrijan
NV_25052016_Невозможное возможно_ч6_гл11
НВ_Обложка_ч6

Публикация книги «Невозможное возможно» на RussoLit
Публикация книг «Невозможное возможно» и других на: RussoLit и BooksMarket
Разные публикации и «Невозможное возможно» в разных электронных форматах

Книга «Невозможное возможно»:
"Часть 1", "Часть 2", "Часть 3 (Глава 4)", "Часть 3 (Глава 5)", "Часть 4", "Часть 5 (Глава 7 ч1)", "Часть 5 (Глава 7 ч2)", "Часть 5 (Глава 8)", "Часть 6 (Глава 9-10)", "Часть 6 (Глава 11)", "Часть 6 (Глава 12-13)", "Часть 7", "Часть 8", "Часть 9", "Часть 10", "Часть 11", "Часть 12"

Дмитрий АН
Невозможное возможно
Часть 6 Апокриф
Глава 9. Плод Мечты Жизни
Глава 10. Над небом голубым
Глава 11. Апокриф
Глава 12. Есть город золотой
Глава 13. С прозрачными воротами и яркою Звездой
2016 г



Глава 11. Апокриф

Мир людей, такой текучий, всегда стремится соответствовать некому шаблону, некому правилу и некой возможности быть самим собой. Люди стоически пытаются вогнать мир вокруг себя в ложе привычного им, даже если порой приходилось немного подравнивать выпирающие части и чем-то пожертвовать ради этого в привычном комфорте и удобстве. Это придаёт миру привычность, а людям спокойствия, что всё идёт как обычно и незачем напрягаться, ибо ничего не меняется. А если не как обычно? То это нарушение, которое возмутительным образом мешает людям жить! Да и куда смотрят боги и прочие на подхвате у людей? Да как они допустили?! И ведь действительно, как это они допустили, чтобы люди жили не как обычно, даже если мечтают о переменах, но чтобы всё оставалось как обычно?

Кончался мирный 2015 год. Концы света с их истерией «все умрём», «куда ползти, завернувшись в белую простыню», «когда будет космический десант», «где раздадут награды избранным» и остальными прочими благополучно забыты людьми за прошедшие всего каких-то 3 года, а сколько готовились и тренировались выжить в вот-вот готовых обрушившихся на их головы Абкакалипсисах! А сколько было обсуждений как оно будет и что вот-вот настанет, кого наградят и кого накажут! Это был относительно мирный очередной год после истерии конца света обещанного пророками «адназначно» в 2012 году. Ибо земляне так и не угораздили начать 3-ю мировую войнушку, о которой так долго твердили пророки, находя всё новые и новые доказательства своему «адназначно будет», да и люди сами порой хотели, чтобы мир в труху, чтобы мусор не выносить и начать с чистого листа, ибо всё приелось как-то.

Видимо обленились. Да и кому охота стенка на стенку, когда своей мордой отвечаешь за содеянное, а за это тебя даже не похвалят, а больно может быть и очень. Одно дело рассуждать и смотреть картинки, другое дело свою морду и задницу подставлять под удары перемен. Но хочется перемен и чтобы фейерверк? И чтобы всё как в сказке – чем дальше, тем страшнее и чтобы метеориты дождём и вулканы вздыбились, и чтобы победили все хорошие против всех плохих! Но только чтобы привычный уклад жизни не поменялся! И желательно чтобы кормили при этом попкорном и озвучку с 3D эффектами давали. Хочется, но и по жопе получить переменами не хочется. Дуализм, однако.

Т.е. пусть абкакалипсис будет и труха, и стрельба и взрывы с извержениями, но где-то там, а в новостях это покажут, как мир переживает абкакалипсис. Но чтобы за окном было тихо, снег так снег, дождь так дождь, солнце так солнце. И никаких таких потрясений себя любимых. Люди готовы к абкакалипсису, но чтобы не с ними или не в этой жизни. Или когда-то потом, но не теперь. Чтобы было, но им ничего за это небыло.

Теперь же прямо сейчас люди несогласные что-то менять, может с понедельника, теперь они ещё неготовые куда-то там поднимать свой пушистый задник и толпой менять свою жизнь на экологически чистые поселения на каком-нибудь Дальнем Востоке среди лесов и холмистых гор, но без удобств. Нет! Подайте им культуру и цивилизацию, и пиво и чтобы в холодильнике не кончалось! И разоблачения, что всё это подделка, иначе страшно жить! А чтобы в поле, да пахать землю, да как предки плугом и вставать с зарёй и ложиться с закатом?! Это хорошо для рассуждений о высоком и экологически чистом бытие, но чтобы было, но опосредованно, с комфортом. По принципу пусть другие делают, а они ещё не готовы так кардинально менять свою жизнь, комфорт есть комфорт.

А если с ними всё же случится? А если вот прямо нынче и потоп, катаклизм и разруха? Ой, начинается вой, что за что им эта участь досталась, на кого те или эти их покинули, куда смотрят правительство и остальные ответственные лица и сам Президент! Как же так, куда смотрят те и эти и почему боги не справедливы к ним таким страдальцам, ведь за страдания нужно награждать, а не наказывать ещё и ещё трудностями! Это люди так решили.

А если всё в новостях? То зачем их пугают страшными картинами? Или почему их хотят запугать страшными картинами, подсовывая нарисованные ужастики? Неужели зомбируют и хотят отнять что-то или запугать до визга? И вот опять весь мир крутится вокруг них любимых, пугает их или любит! Издевается или мешает именно им жить в благе и неге, а то бы они всем показали как надо! Если бы с дивана поднялись, ага, как покажут, это что-то, уже всем страшно.

Как-то странно люди ведут себя. Хотят перемен, но не с нами. Хотят чтобы всё-всё поменялось, но чтобы всё привычное было привычным и на своих местах! Типа даёшь перемены, но не в нашем колхозе! Чтобы всё было, но лично нам ничего за это небыло! Странная позиция и хотим и боимся. И хотим попасть в мир лучший и боимся туда попасть, потеряв привычное тело. И рыбку съесть и куда-то там сесть. И на ёлку влезть и не поцарапаться.

Впрочем, это дело привычное для людей стонать о трудностях и вопить о проблемах изменения в их жизни, которые произошли с ними исключительно по злой воле неких заговорщиков и неуловимых мстителей, которые бегают за ними и что-то всё-то им хотят испортить, а раньше их кормили, а теперь перестали. И раньше было и солнце жарче и трава зеленее, а нынче всё испортили злодеи и трава не того вида и солнце не такое круглое и тёплое. Ну и конечно тут же заявляют, что всё хорошее должно победить супротив всего плохого и это они сделали исключительно сами, в смысле победили и распланировали победу. Ну а то как же? Сами, конечно сами, всё сами и сами. Вот сломали если, то враги, а если конфетка намечается или награда какая, то грудь колесом и вопль де наградите за заслуги и кучей бросаются толкаться и, распихивая друг друга локтями, уверяют, что их нужнее нужного наградить, ибо пострадали в боях за справедливость! И так проходит их жизнь. Люди, такие люди.

Относительно мирно начался 2016 год. Ничего необычного. ОН всё так же изучал повадки местного населения, ничем особо не выделяясь среди аборигенов, что стонали и причитали, корили и ругали кого-то и хвалили естественно себя. Люди постепенно изменили своё мнение относительно руин собственной «допотопной» цивилизации и уже отдельные личности поговаривали, что на останках заводов можно не только молиться у пульта управления с вырванными некогда проводами, но и что-то дельное забацать. Хотя до забацать было ещё далеко. Но и то хорошо, что перестали массово расшибать лбы о пульты и подножники, требуя за особо качественно разбитые лбы себе преференций, а зашевелились в неком деловом ключе. «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы водку не сосало» (с).

***

Пророки пророками, предсказания предсказаниями, спокойствие мира было всё же относительное. Жатва мира была предначертана, а значит - неумолима, несмотря на множество обстоятельств, что вроде могли помешать или ускорить. Если мир сам себя не подверг Жатве тем или иным способом, то это могут сделать специалисты «высшей» «небесной» инстанции, а они большие затейники и выдумщики по этой части. Если же и специалисты не справились, а Вершитель уже расписался в невозможности сжать этот мир предначертанным образом, может так случиться, что явятся те, кто заинтересуются этим вопросом со своей вершины миропознания, тех кого не принято называть и мыслить, дабы не вызвать на свои мысли нечто неумолимое. Так сказать от греха подальше, мало ли что. Подальше от начальства и поближе к кухне – вполне универсальная заповедь на все времена, что позволяла иным пережить самые-самые трудные моменты разных времён.

Однако ОН знал их давно, ОН когда-то был одним из них, из тех, кого не принято называть и мыслить. Их неумолимую и неощутимую смертными поступь было трудно спутать с чем-либо. Их присутствие было хоть и эфемерным, но однозначно твёрдым и неумолимым, как не странно это. Они способны на многое, а если точнее им практически нет невозможного.

***

Вершитель, взирая на своё приличного размера хозяйство Распределителя, отчего-то неумолимо нервничал, ожидая чего-то, чего он сам не мог сформулировать, однако тонкое предчувствие опытного и прожжённого мастера интриг его практически не подводило. Вершитель был опытным «царедворцем», иначе бы никак не удержался на этой столь скользкой и доходной должности так долго, однако его всегда смущали мысли: куда делся прежний Вершитель, и почему нет никаких записей об этом и никто не смог его обнаружить? Как так вышло, что сущность такого ранга незримо для всяческих инспекций растворилась безследно, буквально под носом у всех кто был рядом и тех, кто так или иначе обязан и мог завсегда найти кого угодно и где угодно, а они были профессионалами своего дела.

Вершитель искал и записи, и упоминания, и самого прежнего, но тот как в «воду» канул, как говорили в мирах внизу. Исчез где-то там и ничего такого более не напоминало о нём, а был ли он вообще, порой задавался вопросам Вершитель, если бы только не появляющиеся странные сгустки с нижних миров, что порой шастали тут как у себя дома, то Вершитель бы уверовал, что и небыло никакого прежнего. Но они тут не задерживались, да и их было не так и много, и они уходили куда-то туда, пройдя несложную процедуру приёма и отправки. Хотя по странному стечению обстоятельств, что Вершителя смущало, они не подвергались стандартной процедуре очистки, применяемой в обязательном порядке к подавляющему большинству сгустков. Да они и не нуждались в этом, совершая видимо, привычный им обряд уже не раз, походя что-то делая и удаляясь деловито куда-то туда в те миры, используя Распределитель как проходной и переходный перевалочный пункт. «Расходились тут!», - иногда внезапно, как говорили в мирах ниже, - «раздражённо», - мыслил Вершитель, когда становилось особо тоскливо.

Вершителя немного смущал призрачный светлый мир, маячивший вдали, куда небыл в состоянии дотянуться и куда, как уже прознал, был путь лишь через экспериментальный мир, маячивший внизу. Однако проверить это ему как-то не получалось, ведь нужно было спуститься вниз, там распасться и уж потом, облепленным всеми возможными грехами нижнего мира, подняться туда. Сможет ли выбраться из этого месива страхов и грехов нижнего мира, вот вопрос, всем вопросам вопрос. Но ведь кто-то смог! Иначе откуда этот светлый мир взялся, вначале призраком, а потом вполне осязаемым островом в безбрежности, всё более ощутимо и настойчиво светясь, если там никого нет?

Да ещё эта цветная лужайка, оставленная в насмешку Ярым, что попирала сами основы серого мира, маячила тут как бельмо, смущая посетителей и пугая прибывших, которые надеялись тут узреть божественные фигуры в белом и ничего кроме белого. А тут эта цветная лужайка с розочками и примитивными насекомыми, что порхали среди местной флоры. Уж что они себе навообразили эти прибывающие, трудно понять, но порой они группками собирались у этого цветастого пятна в окружающей их серости и бормотали что-то про какой-то Рай, райские кущи и искали вопрошающим взором кого-то среди цветов, что должны там, наверное, быть. Видимо это какой-то местный фольклор аборигенов нижних миров, что напридумывали себе про «небеса» всякой всячины и требовали реализовать свои выдумки от «небес», прибывая в Распределитель. Однако лужайка оставалась всё такой же нахально цветной и благоухающей, хотя запахи тут были условностью, но Вершитель мог себе позволить роскошь иметь понятие об этом. Всё же положение обязывает всё обо всём знать в должной мере его статуса.

Вершитель где-то на грани восприятия своих сенсоров ощущал, что ОНИ всё же незримо скользнули в это мироздание и круговерть, хотя им незачем было опускаться сюда «свыше», утруждая себя такой низостью посещения оных простейших мест, даже не потревожив самые чувствительные датчики Распределителя. Однако Вершитель свойственным чутьём, выработанным эонами, ощутил прохладу дуновения их следов, сравнимую с ужасом глубочайшего безотчётного страха. Которые Вершитель всё же испытал лишь однажды, когда неким серым будничным днём тот странный прозрачный сгусток уходил в этот странный экспериментальный мир, и перед взором коего Вершитель тёк как простой первородный младой сгусток, несмотря на всячески защиты и ухищрения, чем он себя оградил со всей тщательностью. И вот вновь Вершитель ощутил это неотвратимое и неподвластное ему состояние.

***

Это были ОНИ. Их поступь была неощутима и практически незаметна. ОН уже знал об их присутствии на этом плане и в этом мире. Странно то, что ОНИ вошли незримо и не отметились с шумом и треском так любимыми и ожидаемыми людьми абкакалипсами и катаклизмами. ОНИ отметились неощутимой смертным едва заметной волной, прокатившейся через весь мир, снимающей слепок, сканируя состояние оного, стараясь максимально быть незаметными, что было уже странно для ИХ поведения. К чему ИМ так осторожничать? Зачем ИМ эта скрытность? Они имеют все права на этот мир, что могут предъявить в полной форме, выжав мир без остатка и неумолимо, но Они предпочли проскользнуть сюда неспешно и тайно, не тревожа аборигенов и не возмущая пространство, не выдавая себя по максимуму, не тревожа ткань мироздания своим присутствием. Подозрительная осторожность, ведь Им тут нечего опасаться, у Них нет естественных врагов в этом мире!

Они обычно, а точнее практически никогда не осторожничали, это не их метод, им тут нет равных и некого опасаться, нет естественных врагов кроме них самих. Они могут войти в этот мир в присущей только им манере полного разгрома, круша и разнося весь мир в щепки и труху, оставляя за собой уже перемолотую и сжатую материю, выжатую до капли сути и опустошённую. В принципе именно это ожидали аборигены этого мира узреть, рисуя тысячелетиями, и пророча друг перед другом страшные и неумолимые сцены высшего Суда, Абкакалипсисов, всяческих разрушений и крушений их мира с переделкой и разделкой вчистую виновных и награждением непричастных. Но Они не дали аборигенам этого, так долго и вожделённо ожидаемого местными счастия, узреть крушения их мира по самые основы, и это более чем подозрительно в Их действиях и поступках!

И в целом местные пророки где-то правы, именно это предстояло узреть аборигенам, низвергнутый в небытиё мир, иди всё так как должно идти, и мир бы неизбежно рухнул к «ногам» Жнецов, как перезрелый плод, рассыпаясь перезрелой мякотью, что вываливается сочной сердцевиной из лопнувшего естества переспевшего фрукта, что останется лишь вкусить, наслаждаясь ароматом и нежнейшим вкусом. Однако в этот раз всё было как-то иначе, не известив никого, даже не затронув соответствующие службы Распределителя, что должны после этого хаоса разгребать останки и убирать за Жнецами труху, Они просочились незримо и практически незаметно для всего сущего в этот мир, возможно стараясь оставаться по какой-то причине незаметными по максимуму. Но за ради чего?

Что за насущная и неотложная необходимость заставила их обратить свои взоры на этот невзрачный и не выделяющийся среди сонма других мир, да так, что потребовалось их ЛИЧНОЕ и, причём весьма тайное незримое присутствие, да не просто в абы какое срок, будь они простыми наблюдателями, а именно в срок Жатвы! Что уже не позволит миру быть безкомпромиссно сжатым самым примитивным способом через автоматическое измельчение материи с последующим отжимом соков прессованием. Одно лишь их присутствие, даже тайное и незримое, ставило безнадёжный крест на стандартной для Распределителя процедуре утилизации мира с отжимом с последующей стерилизацией и засевом через стандартные процедуры Жатвы, отработанными до автоматизма! Но ради чего и с чего такое внимание какому-то заштатному мирку?!

Что привлекло их внимание, что повлияло на ситуацию, отчего потребовалось не просто указание свыше по Сутибе этого мира, которое бы служители Распределителя исполнили в филигранной точности, а их ЛИЧНОЕ присутствие? При Их-то возможностях присутствие лично не имеет смысла, они могут себе позволить знать и ведать, не опускаясь до таких мелочей, как лично присутствовать в примитивных мирах! Однако что-то большее, чем их возможности повлияло на их действия. Нечто невозможное вкралось в их высшее сущее, что они пытались обнаружить это и не могли. Не могли с высоких далей, не получилось и тогда, когда они приблизились.

Ситуация складывалась странная и неординарная. Они не могли не прибыть! И они прибыли. Прибыли тайно и невозмутимо для окружающей сущности. Неотвратимо и абсолютно выверено погрузились в местное бытиё, не нарушая его хлипкое равновесие, готовое взорваться перезрелым фейерверком Абкакалипсисов и катастроф. Они с тончайшей аккуратностью, и стараясь не нарушить суть мира своим присутствием, что-то искали, но не могли найти. Не могли найти, несмотря на всю свою мощь и возможности. Мощь не давала Им преимущества, а возможности были не так велики и всеобъемлющи, как оказалось.

Что-то невозмутимо неуловимое тянуло их сюда. Что-то грандиозное и невозможное тут там наверху не давало им покоя, что потребовало оторваться им от своих важнейших дел и заняться мелочами, на которые они почти никогда не разменивались, поручая их решение местным исполнителям. Их Право и возможности перестроить всё на месте по своему усмотрению, но они не спешили крушить и ломать!

Они, по какой-то невероятной и лишь им ведомой причине, старались сохранить это хрупкое безобразие местного заштатного мирка, разыскивая нечто в его сути и принципе. Они явно знали про мир больше, чем местные аборигены, что неумолимо требовали всё разломать до основания и выдать им чистые простыни нового мира! Они всегда скоры на расправы и не ведают жалости, но тут что-то их остановило. Что-то большее, чем щепетильность или страх. Возможно, это было любопытство.

***

ОН знал, и пустые подозрения тут были бесполезны, ведь это была абсолютна уверенность в их отточенных и выверенных действиях, знакомых не понаслышке действиях, нацеленных на результат, точных и конкретных, а не на прогулку или променад, Они, помимо прочего, искали Его. События прежнего, когда Он внезапно для них скинул бремя Вершителя и удалился в Экспериментальный мир, оставило Их в замешательстве. Даже Их оставило в замешательстве и вряд ли они смогут простить этот казус своей прозорливости Ему, если… Хорошее слово «если»!

Его искали, но не нашли. Искали тщательно и опытно, следы поисков встречались ему и во многих местах. Даже аборигенов подключили, сделав поиск его смыслом части их жизни, сродни фанатизму, развесив им его портретики и разрисовав во множестве мест ориентировки с его ликами для поиска и писаниями дел, которые аборигены фанатично множили, надеясь заполучить обещанную «свыше» награду за своё усердие и труд на этом поприще. Обещанная награда местным была и оставалась стабильно высокой независимо от ранга нашедшего. Аборигенам даже обещалась вечная жизнь и райские наслаждения, лишь бы нашли!

И аборигены рыли местную землю носами и лбами! Рыли и землю и под ней и над ней в пределах своих возможностей и даже мечтах о своей награде за результат, порой заранее деля оную ещё не поймав его, уже делили между собой потенциальные призы и должности в структуре высших миров, которые они займут, как только поймают! А уж сколько пострадало самих аборигенов лишь по подозрению в том, что в них нашли именно его!

Одно время Он даже практически был в их руках, странное было время, но опыт был необходим, дабы пройдя по краю и углубиться в суть самого бытия местного сообщества, став навсегда одним из толпы, ищущих его. И его не нашли. Он знал, что искали и Они, прибывшие нынче, помимо прочего и Его. Вершитель новый был проще, возможностей меньше, но тоже не промах, вполне способный на множество разных изобретательных манёвров, а ведь как никто иной Вершитель рыл «землю» с «небес» своего положения, можно так сказать, в попытках найти Его! А у текущего Вершителя в этом был не просто прямой интерес, а жизненно важный! Уж он-то расстарается как никто другой, хотя и его возможности ограничены и не так широки, но зато, сколько в нём рвения и что важнее стимул у него, как ни у кого другого имеется.

А возможности Вершителя Всея Миров на многие порядки больше чем местных аборигенов. Но Вершитель был там, а аборигены тут, дифракция на интерференцию и в этой мешанине спектров можно скользить вдоль и поперёк линий, оставаясь незаметными свыше, будучи своими для аборигенов, скользя под волнами поверхности сущего, не сбивая их ход, не возмущая движения присутствием. Но Эти способны на многое, практически на всё. Они чуяли его присутствие, подозревали присутствие, пытались обнаружить неуловимый след присутствия, а в этом они великие мастера с огромным опытом, Они чётко понимали что Он тут. Они будут его искать. Найдут ли? Это ещё вопрос. Но пусть поищут, попытаются. Попытка, не пытка.

***

Был обычный и ничем непримечательный воскресный весенний день. Его спокойствие разорвал вполне обычный, хотя и непривычный для этого времени звонок, однако голос в трубке был немного возбуждён: «Горит здание Министерства Обороны! Дымища! Датчики пищат! Ну, так отключите вентиляцию, делов-то.»

И вправду датчики успокоились, когда втяжная вентиляция принудительно была остановлена и перестала засасывать гарь и копоть снаружи. Новости показали, что что-то там да происходит. Странно, что в такой вроде обычный и тихий день и такое событие, да и масштаб приличный для такого-то заведения. Случайности порой неслучайны. Центр города Москвы, выходные, утро, возможности что-то произойти такого масштаба и в таком месте минимальны, однако же случайно, но происходит. И совершенно случайно, и нет никаких сомнений в этом, естественно.

Событие вроде рядовое. Рядовое для российской обыденности в глазах обывателя, где всё в разрухе и вот-вот всё рухнет. Однако даже оно слишком экстраординарное в обывательской реальности, когда это происходит именно с ними! Слишком уж странное событие, когда в таком заведении выходит из строя проводка, всего лишь проводка, искра и возгорание, приводящая к пожару такой категории размаха и уровня поражения. Диверсия? Это вряд ли. И пусть заверещат либерасты, что ржавая армия, разворованная, уже порванная в клочья и готова рухнуть к ногам самой-самой армии мира! Но нет, ничего нет такого в ожидаемых вроде масштабах, тишина. Такое событие и не вызвало массовой истерики в том же интернете, не подняло волну восторга в укропии. Где же вопли обывателей, что всё рушится, распилы кругом и все скоро помрём? Где же либерастная общественность, уверяющая, что мир вот-вот рухнет и Россия падёт к ногам кого-то там, а всем «паравалить»? И все по миру пойдём и пора валить, майданить и покрышки жечь и прочее, прочее. Где это всё? Где истерия, где вопли, где возмущения и толпы протестантов, что вещают, что долой разруху и коррупцию? Изумительное и практически идеальное событие для всего этого, но ничего такого!

Ничего такого особенного, что можно было бы ожидать в рядовой ситуации, когда малейшая искра вызывает бурю протестов и показательных воплей про всё развалилось. Да рядовой взрыв газа в бытовом доме вызывает больше обсуждений! Где же, где вопли? Где же, где массовые вбросы про рухнувшую реальность и распил госсобственности? Где истерия Запада про то, как режЫм вот-вот рухнет дрожа? Где пророчества «свыше» от вещунов и голосов с типа светлыми, что это верный признак наступающего неумолимого Абкакалипсиса? Что-то где-то не стыкуется. Такое событие и проходит мимо внимания падкого до истеричных сенсаций общественности, готовой подхватить любой задрипанный окурок и пытаться из него извлечь мировой костёр и пламя до небес. И почему укропы не истерят, что ещё страньше?

Значит всё не просто так. Значит что-то из ряда вон выходящее, значит, целились и почти попали. «Стреляли» (с). Почти не считается. Однако целились тщательно и не какие-то там дилетанты призрачного галактического флота. Однако эти «стреляли» и даже попали, но куда? А эти просто так применять такую «артиллерию» не будут. Значит, почти уверены были в результате? Значит, били наверняка? Эти не делают ошибок и бьют только тогда, когда абсолютно уверены в результате. Значит, были уверены, значит, по их мнению, дело стоило таких затрат! Значит, ищут и найдут, обязательно найдут, почти нашли! Даже «стреляли» и даже «попали», почти. Если найдут, хорошее слово «если». Он знал, что будет, если найдут, знал и что поставлено на КОН, знал их методы и способы, а так же способности и неумолимые возможности. Но это был промах, Их промах. А значит, был Шанс, его величество ШАНС! А это уже немало!

Он усмехнулся. Это вам не проскакать на разномастных конях по деревне, пугая местных и так пугливых аборигенов всадниками Абкакалипсиса. Или рвануть очередной йело-пуки, закидав округу пеплом, готовя аборигенов в собственном соку. И даже не цунами, которое наделает кучу перемолотых трупов из толпы любопытных и перепуганных аборигенов. Это мелко, примитивно, недостойно тех, о ком нельзя говорить и мыслить. Они не опускаются до такого примитивизма, они действуют с размахом и выдумкой. Они не могут себе позволить такой банальный примитив с высоты своего положения, они сами себя не будут уважать после этого.

Они действуют с размахом, и бьют наверняка, если бьют, то точно и неумолимо в цель. Если мир, то в труху, и обязательно мелкую. Если вселенная, то в скрутку, чтобы на порядки уплотнилась материей. Бьют с оттяжкой и расстановкой неумолимости, чтобы небыло сомнений в намерениях, умениях и их возможностях, бьют ровно и однозначно, чтобы даже попыток сомнений не оставалось, бьют, так уж бьют. Но в этом случае, «граждане», у вас вышла промашка, и дело даже не в том что палили, а в том что «не тот номерок тиснули» «у фраера ушастого», как говорил персонаж некого фильма. И даже не в том дело, что засекли, а в том, что не туда и не так наехали со своими претензиями, которые предъявить, как оказалось, было некому и оно опять зависло в небытие. Впрочем, оставалось классическое «если», ведь они не остановятся на этой безнадёжности достигнутого, ведь это не в их правилах.

***

Это были Они. Их трудно было спутаться с чем-то иным. И хотя они были незримы и неощущаемы, вроде как, их методы и принципы оставляли однозначный след, что неизменно указывал на НИХ. Они искали Его. Они однозначно знали, где и что искать. Они были уверены в цели и методах. Они рассчитали всё, и они были неумолимы в своих действиях и поступках. Всё кроме местных особенностей, переходящих в абсолютизм данного мира, где даже им приходится считаться с особенностями мира, прогибаясь под его изгибы особенностей. Мир этот хоть и примитивен, но не так прост. Аборигены хоть просты и незатейливы, но порой вызывают своими поступками вопросы, что трудно разрешить даже мудрецам. Мир экспериментальный, мир со Святой Свободой Воли Любого присутствующего в нём и неограниченных ничем возможностей, где Воля каждого являла собой Абсолют, если конечно не нарушала Волю других таких же, их соседей по этому странному миру. И уйти от их напора не представляет собой возможности, если действовать в «лоб», если, опять это «если».

Решение созрело примитивное и эффективное как водится в этом мире. Люди, такие люди, они падки на слабости и делают фетиш из всех своих слабостей, в частности на алкоголь, даже на проявление его в любых видах и формах. Они готовы всё принять за его результат и назначить виновным во всём! Ничто из слабостей людских и причин их проблем так не воспеваемо как алкоголь. Ничто не терзаемо так вниманием и не находит снисхождение, как алкоголь в разных его проявлениях. Люди носятся с ним, потакают, борются, ликвидируют и тут же вкушают. Это похоже на какую-то безконечную игру в убегание и догоняние, когда убегающий вопрошает: «а не слишком ли быстро он бежит»? А догоняющий прикидывает, походя: «не догоню, так хоть согреюсь».

Более того, у людей к алкоголю некое особое трепетное и даже нежное возвышенное отношение. Если взять дела и последствия, то под действием алкоголя люди относятся к ним иначе, как если бы в состоянии под маркировкой «трезв». Причём в этой круговерти состязаний есть как наблюдатели, так и участники! Отчего такая дискриминация? Почему не осуждать тех же водителей или драчунов за сами поступки, независимо от степени опьянения или должностей? Ведь наезд на пешеходов это по-любому поступок, был водитель трезв или пьян? А раз совершил – получите! Но нет. Карается не сам поступок, а потенциальная возможность его совершения, если до него дойдёт. Т.е. был пьян – наказан! При этом если был пьян и покалечил, то кара может быть мягче, по принципу типа был невменяем. Странное отношение с борьбой там, где светлее, а не там где совершилось. По принципу, если был пьян, то всё как-то иначе. Возможно, в этом и есть тонкость, когда люди стоически списывают на это состояние проблемы и причины со следствиями своих действий и поступков, ибо так проще и ловить и наказать, оградив себя и облегчив себе труд.

Однако эта тонкость фанатичной в бесконечности людского бытия безкомпромиссной и непримиримой борьбы была лишь в местном людском сообществе мира и была неведома где-то там, за пределами мира людей. Логичности в этом нет, это иррационально и непередаваема, но эта же особенность способна играть и немалую роль. На этом можно сыграть, ведь пришлые не знают тонких «особенностей национальной охоты и рыбалки» именно этого мира и будут пользоваться прежними наработками своего опыта, неизменно попадаясь и проваливаясь на разнице своих знаний и местного колорита. Подвох ими не ощущаем и незрим, ибо невозможен для их понимания в принципе, ибо они пришлые, но это и позволяло иметь свободу манёвра.

Игра предстояла серьёзная, а значит, любые погрешности заранее нужно учесть. Людской мир предоставляет интересные особенности слабостям людей, когда не нужно ничего объяснять, всё всем и так понятно, люди готовы додумать так, как они это понимают, выдав это за реальность, и готовы даже помогать и поучаствовать, и делать это со всем жаром и безкомпромиссностью борьбы за Истину. Естественно Истину единственную и Абсолютную, как же иначе. Это позволяет выпасть из стандартного ритма движения среди людей в некую иную плоскость бытия, даже передохнуть, отлежаться и набраться сил, как бы сказали, не терзая окружающих сомнениями, не выделяясь из толпы непонятностью, и не попадая в подозрение необычности. Однако это требует и некоторых тонкостей закономерного поведения местных, дабы соответствовать ожиданию обеспечивающей стороны.

Так или иначе, а это было серьёзно и необходимо, ему удалось выпасть из круга круговерти привычного бытия людей на несколько дней, что были необходимы для приведения «высших» дел в порядок, наведения лоска и придания некоторым шероховатостям идеала гладкости. Дабы никто не отвлекал в этот момент и не терзал мелочами, а можно было погрузиться в дали «небесные» на полном основании, осуществляя задуманное, и пока Эти «шуршали» тут, а Он бывал там.

Тело, оно материально и слабо, как все люди, отдыхало, валяясь уже 2-й день, а Он обходил миры по граничащей черте, проверяя чертоги на предмет соответствия и антуража, ища возможные зацепки, если таковые остались от его присутствия некогда. Лазейка позволяла взглянуть на ситуацию со всех сторон, не привлекая внимания всех возможных любителей чего-то отыскать. Этот метод уже использовался ранее и показал свою эффективность, но на данном этапе, как и на всех иных, он имел едва уловимые тонкости особенностей реализации, те мелочи, что следовало учитывать, дабы не выпадать из мира аборигенов в видимом им пространстве.

В конечном счёте, мелочей не бывает, и не учитывать их - лишь навредить делу. А дело предстояло жаркое и безкомпромиссное, Эти церемониться не будут. Но с другой стороны и не до церемоний, хотя что может быть важнее, если неумолимая Жатва Мира всё же отложена даже такой ценой, ввиду присутствие Оных в этом мире? Мир получил шанс быть в своём качестве ещё немного. А Шанс это не так мало, как может показаться! А если выбирать между Шансом и неотвратимой Жатвой, то Шанс вообще становится практически высшим Даром, способным изменить не просто многое, а очень многое, если не всё. И возможно в этом есть что-то. Хотя всегда есть знаменитое «если».

Что же, как говорили порой местные, а теперь мы сыграем в Игру, а какую не скажу! И оттого всё происходящее становилось всё более и более захватывающим и неоднозначным в результате, оставляя за собой Право решать, и возможности не просто быть, но и пребывать в том, что могли себе позволить люди. Позволить своими делами, поступками и чаяниями, если конечно будут действовать сообща, а не передерутся, как обычно, всяк за свой шесток, на радость страждущей небесной армии наблюдателей и советчиков свыше, готовых подкинуть от своих щедрот ещё и ещё сюжетец этим занятным любопытным и всего пугающегося аборигенам. Аборигенам, мечущимся порой от безделья, развлекающих себя страшилками в путешествии дороги своей Жизни от станции «Рождение» и до станции «Смерть».


[Невозможное возможно, часть 6, гл11, 25/05/2016, dmitrijan, иллюстрация обложки DareToBelieve]
[NV_25052016_Невозможное возможно_ч6_гл11, Dmitrij]
Книга «Невозможное возможно» читать далее: "Часть 6 (Глава 12-13)"


  • 1
Ты очень ошибаешься в целях и поступках Оных. Они пришли с совершенно иными целями. И причина их присутствия в мире- это глобализация и чипирование живых. Они предотвращают вселенскую угрозу распространения вируса на планете.

Восхитительно! Жду продолжения. И всё таки, почему ферма, почему не школа?

Дело предпочтений.
Однако ферма может быть школой, а школа - нет.

Мера ответственности на ферме намного больше, да и стимул учиться так же.

(Deleted comment)
Возможно понять всё это невозможно.

  • 1